Какие коррупционные схемы используют предприятия, чтобы заработать на людях с инвалидностью

В Украине более 600 тысяч человек с инвалидностью нуждаются в технических средствах реабилитации, в том числе протезах, инвалидных колясках, ходунках и медицинских кроватях. Все эти средства покупаются за счет налогоплательщиков не через систему ProZorro, а через заключение прямых контрактов с предприятиями. Следовательно, в 2020 году Минсоцполитики передало им 1,5 млрд грн. О том, как строят коррупционные схемы на протезах в эфире Украинского радио, рассказали руководитель Департамента предотвращения и выявления коррупции Национального агентства по предотвращению коррупции (НАПК) Сергей Деркач и председатель Института законодательных идей Татьяна Хутор.

Как обнаружили коррупцию по средствам реабилитации

«С начала года НАПК получило несколько проектов актов, которые должны утверждаться в Кабинете министров, в частности порядок обеспечения лиц с инвалидностью техническими средствами реабилитации, например протезами. Мы, проанализировав все проекты, поняли, что там много коррупциогенных факторов, где как чиновники, так и предприниматели могут наживаться. И мы начали глубже анализировать эту сферу. Проанализировав эту сферу, мы поняли, что в Украине 2,7 млн ​​человек с инвалидностью, из которых 600 тысяч человек нуждаются в технических средствах реабилитации. Государство выделяет колоссальные деньги на обеспечение таких лиц именно техническими средствами реабилитации бесплатно,» — отметил Сергей Деркач

По его словам, в этом году было запланировано 1,6 млрд. гривен, а в следующем году запланировано 1,7 млрд. гривен, которые должны выделяться предприятиям для того, чтобы те обеспечивали людей с инвалидностью техническими средствами реабилитации.

«Мы обнаружили, что у нас устаревшее правовое регулирование, то есть законодательство не отвечает тем требованиям, которые сейчас существуют. У нас есть дублирование функций между государственными органами, которые должны обеспечивать контроль за выделением средств и обеспечением лиц с инвалидностью техническими средствами реабилитации. В то же время государственные предприятия, производящие технические средства реабилитации, управляются абсолютно неэффективно и коррупционно», — рассказал Деркач.

Как проводилось исследование по выявлению коррупционных рисков

«Институт законодательных идей более 5 лет занимается антикоррупционной экспертизой, поэтому когда НАПК предложило исследовать тему доступа к рынку обеспечения протезами, нас это заинтересовало, потому что это очень социально значимая и дорогостоящая тема», – рассказала Татьяна Хутор.

«Прежде всего, нас интересовало, какие коррупционные риски содержит то законодательство, регулирование, которое устанавливает систему, как это происходит. Во-вторых, нас интересовало, как это происходит на практике, то есть реализуются ли на практике те риски, которые закладываются в законодательстве», – добавила она.

По словам Хутора, 90% всех рисков имеют место на практике. Эксперты опросили около 25% рынка предприятий, работающих в этой сфере, в том числе за государственные средства. Это был анонимный опрос: «Мы провели более 20 интервью с представителями государственных и частных предприятий. Кроме того, мы делали фокус-группы, мы говорили с более чем 20 представителями общественных организаций, представляющих права лиц с инвалидностью. Также мы анализировали аудиты счетной палаты, отправляли запросы на фонды, на разные органы, на регуляторные службы для того, чтобы получить ту базовую информацию о том, что другие государственные органы уже знали о том, что происходит в этой системе».

Мы получили достаточно достоверные данные о происходящем. С одной стороны мы видим, что есть в законодательстве. Кроме того, мы видим, что происходит на практике, отметила Хутор.

«В центре этой системы стоит человек с инвалидностью. Но если перевернуть эту картинку и посмотреть с другой стороны, то на самом деле в центре этой системы стоит предприятие, потому что государство платит деньги предприятию, которое производит средства реабилитации или закупает их где-то и передает лицу с инвалидностью. Часто рядом с такими предприятиями есть чиновники, которые насколько близко к ним подходят, что тоже имеют деньги. Связанные лица с такими предприятиями проходят, как субъекты государственных органов, которые должны регулировать эту сферу, как государственные предприятия. Единицы руководителей государственных предприятий не имеют при себе частных предприятий, фактически конкурентов на этом рынке».

Кто ответственен за сложившуюся ситуацию

«В этой системе есть много участвующих участников. Минсоцполитики и Министерство здравоохранения должны играть ключевую роль. Сейчас формирует эту государственную политику и регулирует рынок Министерство социальной политики. Наше исследование началось именно потому, что Министерство социальной политики вносило изменения в действующий порядок, но фактически ничего не меняло по существу. Когда мы начали разбираться, мы поняли, что эта сфера нуждается в качественном реформировании. В настоящее время дискуссия, которую мы начали, к счастью, имеет продолжения, что эта сфера требует регулирования и некоторые коррупциогенные нормы, которые сейчас есть в наших законах и подзаконных актах будут изменены. И это уже хорошее начало для того, чтобы начинать регулировать эту область. Есть много вопросов, и не только Министерство социальной политики принимает решение, потому что первый комплекс — это взаимодействие личности с государством, затем взаимодействует предприятие с государством, и также у нас есть коррупция в самих государственных предприятиях», — отметил руководитель Департамента предотвращения и выявления коррупции НОК.

«НАПК вместе с Институтом законодательных идей предложили некоторые концепты смены системы, и мне кажется, что мы услышали как и от народных депутатов, так и от первого заместителя министра социальной политики Евгения Котика понимания того, что есть необходимость реформировать систему и будто есть желание. Поэтому если будет принят законопроект 4542, снимающий одну из коррупционных норм о том, что Минсоцполитики будет формировать комиссию и квалификационные требования к производителям технических средств реабилитации. Им будет предоставлено полгода для того, чтобы реформировать эту сферу», — добавил Деркач.

Почему все закупки происходят не через систему «Прозрачно»

Система построена таким образом, чтобы поставить хотя бы формально человека в центре этой системы, отмечает Хутор.

«Исторически так сложилось, что были разные периоды и закупали эти протезы, в том числе из-за государственных закупок недолгое время. Сейчас это используется как аргумент, что государственные закупки не могут напрямую закупить индивидуальные протезы для индивидуальных нужд, что это более массовые истории. Но этот аргумент не очень, пожалуй, уместен, потому что те закупки, которые были ранее, не могут сравниться с теми закупками, которые есть сейчас. Это совершенно другая система. Техническая задача, которая будет отвечать большинству индивидуальных потребностей.

Стоимость протезов начинается с 8-10 тысяч. Но многие протезы стоят 40 тысяч, 50 тысяч и даже 150 тысяч. И есть разница в стоимости, которую предлагают разные предприятия. Например, государственное предприятие предлагает протез бедра за 47 тысяч гривен, а большинство частных предлагают то же самое за 137 тысяч. Фактически они обворовывают лиц с инвалидностью, но на самом деле обворовывают нас с вами, потому что мы как налогоплательщики платим за это. Лица с инвалидностью ничего не платят за то, чтобы их снабдили средствами реабилитации. Функция государства и общества — поддерживать социально незащищенные слои населения. Но именно мы за это платим, и каждый год все больше.

В то же время последние данные свидетельствуют, 16% нуждающихся в протезах их не получают. Это примерно 26 тысяч. Даже если не каждая закупка и не каждый протез имеет разницу в 300%, то можно себе представить, что 100% потребности можно было бы перекрыть, если бы перекрыли действующие на этом рынке коррупционные схемы.

Министерство социальной политики обязано формировать политику и понимание, как эта система будет работать: будь то взаимодействие направления предприятия и лица с инвалидностью, это система закупок «Прозорро», или ваучеры, или монетизация, когда лицу с инвалидностью дают средства, и человек уже где хочет, там и покупает протезы. И таким образом, лицо с инвалидностью понимает, что это те средства, которые перечислили ему для поддержания его потребностей. И здесь важно, что сейчас люди с инвалидностью редко знают, сколько стоит этот протез», — рассказала Хутор.

Какие коррупционные схемы используют предприятия

Схемы делятся по разным категориям, отмечает Деркач. Во-первых, это взаимодействие личности с государством, когда человеку, например, назначают протез или технические средства реабилитации, которые ему не подходят.

«Инвалидам первой категории, которые прикованы к кровати, закупали электроскутеры за 80 тысяч гривен», – добавляет он.

Кроме того, разные протезы имеют разную функциональность и для того, чтобы определить, какой протез нужен лицу, есть несколько критериев: медицинские и социальные. В социальных критериях есть вид деятельности, занимается ли человек спортом: «И врач бывает говорит, что лицу предусмотрен очень низкой категории протез, но он может добавить несколько социальных критериев за какое-то вознаграждение. И тогда лицо получит протез высшей функциональности. Таким образом врачи получают неправомерную выгоду».

«Если мы говорим о том, как на этом зарабатывают предприятия, то очень интересная схема, когда предприятие повышает цену протеза, якобы направляя его из-за границы или закупая его за границей. То есть есть протез, который якобы направляется в Польшу для того, чтобы составить его с качественными европейскими комплектующими, и будто из Европы этот протез идет от иностранного производства, как следствие его цена повышается в несколько раз, но фактически протез никуда не ехал, он произведен в Украине, а просто документы были перерегистрированы на аффилированную компанию в Польше, которая была зарегистрирована на родственника руководителя предприятия», – рассказал Деркач.

В свою очередь коррупция у самих государственных предприятий. Раньше не было руководителей государственных предприятий, а назначались исполняющие обязанности, то есть люди не несли никакой ответственности.

«И когда поступают деньги на протезы, то руководители или исполняющие обязанности просто кладут их на депозитный счет и за эти проценты живут или покупают детали к своим автомобилям», — добавил Деркач.

Читайте также:

dneprnews.info

Оцените автора
Новостной портал Днепра
Добавить комментарий