Что известно о протестах в Казахстане

Власти Казахстана, заручившись поддержкой союзников из ОДКБ, начали силовое сопротивление протестующим. 6 января первые воинские части России и Белоруссии вошли в Казахстан. Теперь они должны содействовать казахским правоохранителям в «разрешении ситуации, которая рассматривается как вторжение бандформирований, подготовленных из-за границы».

Казахстан охвачен масштабными протестами с начала года: выступления против повышения вдвое цен на сжиженный нефтяной газ, которым казахи заправляют свои автомобили, быстро приобрели политическое значение. Сначала в западных, а затем и в других городах по всей стране, казахи начали выходить на протесты с требованием отставки правительства и полного отстранения от власти первого президента независимого Казахстана Нурсултана Назарбаева.

По состоянию на вечер 6 января известно о погибших и раненых, однако в большинстве своем информация поступает из официальных органов и подконтрольных властям СМИ, точных данных о количестве погибших и пострадавших среди протестующих нет. Авиасообщение с другими странами прекращено, по всей стране действует режим чрезвычайного положения, не везде работает интернет и мобильная связь.

Чего сейчас хотят протестующие, почему протест не прекратился, несмотря на то, что власть, кажется, пошла на уступки? Значит ли решение ОДКБ ввести свой контингент в Казахстан, что антиправительственные выступления будут подавлены в ближайшее время, а митингующие наказаны? Ответы на главные вопросы о ситуации в Казахстане, — читайте в материале.

Казахстан казался стабильной страной – почему там вспыхнули протесты?

Протесты в Казахстане действительно бывают нечасто, а столь масштабных здесь не было в последние десятилетия вообще. В 2011 году казахи выходили на улицы в небольшом западном городе Жанаозен – с него начались выступления и в этот раз. Тогда поводом для протестов тоже были вопросы горючего: в протестах принимали участие работники нефтегазовых структур. Они требовали повысить им зарплаты, которые были парадоксально низкими как для региона, богатого залежями нефти и газа. Однако тогда протест власти разогнали быстро и решительно, с применением оружия: 16 человек по официальным данным погибли, более сотни человек получили ранения.

Теперь же поводом для протестов явилось повышение цен на газ с 60-70 до 120 тенге. Дело в том, что газ теперь начали продавать на бирже, и его цена должна соответствовать рыночной. Необходимость этого шага власти объясняли так: до того продажа сжиженного нефтяного газа была, как правило, убыточна для производителей. А еще таким образом она хотела сражаться с незаконной торговлей сжиженным нефтяным газом.

Алматы, Казахстан, 5 января 2022 года. Демонстранты столкнулись с полицией в крупнейшем городе Казахстана и вышли на протесты примерно в десяти городах страны.

Стремительный рост цены довольно заметен для казахов особенно на том же западе страны, где, несмотря на ресурсы, уровень жизни в целом ниже, чем в других регионах и, например, в столице Нур-Султан (хотя по сравнению с украинскими тарифами на топливо обновленная цена на газ в Казахстане не выглядит столь значительной: 120 тенге за литр — это всего 7,56 грн, а средняя заработная плата в Казахстане даже немного выше украинской). И дело не только в частных машинах. Взять, к примеру, доставку товаров: если она предполагает перевозку продуктов на значимые расстояния, то цены на продовольствие могут тоже очень возрасти.

Но обещания властей снизить цены на газ до 50 тенге не остановили протесты. Требования быстро стали политическими, выступления охватили всю страну.

«Население не начало резко доверять действующей власти. Потому что более 30 лет у руля находилось одно лицо — первый президент Казахстана Назарбаев. В 2019 году он передал свои полномочия Касим-Жомарту Токаеву, но общество все равно отождествляло Назарбаева и Токаева: Он никуда не ушел, он остался и он ответственен за происходящее. Вероятно, у части населения наступила усталость от неизменного лидера», — объясняет Общественному Юрий Пойта, руководитель секции Азиатско-Тихоокеанского региона New Geopolitics Research Network.

Его слова подтверждают и наблюдение Рауля Упорова — жителя Уральска, с которым удалось пообщаться, несмотря на проблемы со связью в Казахстане в последние дни.

«Действительно, катализатором стало повышение цен. Но это только катализатор. Вчера (4 января, — ред.) я был на площади, и туда приходили люди, которые вообще впервые вышли на митинг. Они говорили: мы здесь не потому, что газ подорожал. Мы устали от коррупции, от того, что этой страной руководит один человек. Нынешний президент Токаев, разумеется, просто «подсаженный» президент, который нечестно выиграл эти выборы. Люди очень решительно настроены сейчас», — рассказал Упоров.

Президент России Владимир Путин с бывшим президентом Казахстана Нурсултаном Назарбаевым, Санкт-Петербург, Россия, 28 января 2021 года

Какова была конечная цель протестов и почему уступки власти не сработали

Протесты продолжились и после того, как 5 января президент Казахстана Токаев отправил в отставку правительство страны, а также после ухода с поста главы Совета безопасности Назарбаева — его место занял сам Токаев. Это было одним из основных требований протестующих, поскольку Совет безопасности — самый влиятельный орган страны, которому подчиняются все силовые структуры страны и даже подотчетный президент.

Протест в Казахстане – безлидерный. В условиях авторитарной власти в стране системно уничтожали оппозицию, в частности против Мухтара Аблязова, лидера партии «Демократический выбор Казахстана» выдвинут ряд уголовных обвинений, он уехал из страны.

Свергнутый памятник Назарбаеву

Что можно сказать наверняка, нынешний протест – заметно антиназарбаевский: об этом свидетельствует и его главный лозунг: «Шал, кет!» (т.е. «Старик, прочь!»). В случае подавления протестов за эту фразу протестующие, скорее всего, будут привлечены к ответственности. По закону «О первом президенте» от 2010 года Назарбаев имеет статус лидера нации — Елбасы, а публичное оскорбление его или членов его семьи является уголовным правонарушением. Токаев обещал еще во время своей предвыборной кампании три года назад системные экономические и политические реформы, но дуумвират Токаев-Назарбаев не способствовал демократическим переменам в стране.

Также протест мог отражать надежды казахов на изменение традиционного для страны принципа разделения власти в стране по родоплеменному принципу — на так называемые жузы, отмечает Пойта: «Они (жузы) могут быть важными, особенно для назначения в высшие органы государственной власти. Но эту систему я скорее назвал бы советско-постсоветской, когда определяющим фактором является личная преданность, которым руководствуются при назначении людей на должность, а профессиональные качества не особо принимают во внимание: дворовых друзей, одноклассников, которым он доверяет. Потому что в этих постсоветских странах не созданы такие государственные институты, которые обеспечивали бы функционирование государства независимо от того, кто является первым лицом».

По словам эксперта, протест направлен на возвращение к конституции 1993 года, которая существенно более демократическая по сравнению с нынешней. В ней говорится, что президент должен избираться всего на два срока, а не быть пожизненным, а также не определен статус «лидера нации».

Мухтар Аблязов в интервью «Настоящее время» отмечает: даже нынешний вроде бы уход от власти Назарбаева скорее формальный: на самом деле власть по-прежнему существенно сосредоточена в его руках.

«Назарбаев не ушел. Когда он два с половиной года назад объявил, что уходит с поста президента, я тогда сразу сказал, что это чепуха. И вскоре наши люди в этом убедились. На этот момент он так же не ушел. Меня спрашивают: «Он же полетел?». Так он в стране и не был: прилетал-улетал. Но все рычаги управления по-прежнему в его руках. Мне говорят: «А памятник ему снесли!» Ну при жизни построил – при жизни снесли», — говорит Аблязов.

Где сейчас Назарбаев точно не известно. Расследователи The Insider сообщают, что по странному стечению обстоятельств секретный самолет приземлился сегодня в Дубае – там у семьи Назарбаева есть недвижимость.

Мужчина фотографирует окна полицейского участка, поврежденного демонстрантами во время протеста в Алматы, Казахстан, 5 января 2022 года.

ОДКБ вводит контингент в Казахстан. Значит, конец протестам?

В первые дни протеста власти не спешили его разгонять: вероятно, Токаев опасался повторения сценария 2011 года в Жанаозене. Впрочем, уже 5 января его позиция изменилась: силовиков отправили на «зачистку» протестов, 6 они заявили о «ликвидации десятков нападающих» в Алматы. Власти и государственные СМИ сообщают о сотнях раненых с обеих сторон в разных городах Казахстана, а местное издание Vласть говорит о более тысячи пострадавших. Хотя в ряде городов были примеры, когда силовики переходили на сторону демонстрантов.

Протест в Казахстане, по сообщениям СМИ, оказался организованным, несмотря на отсутствие лидеров: протестующие решительно захватывали админздания, в частности резиденцию президента в Алматы, в соцсетях распространялись видео, как митингующие сжигали военную технику, стреляли по правоохранителям. Власти быстро обратили этот факт в свою пользу. В МВД Казахстана заявили о пострадавших от «рук неконтролируемой толпы» силовиков и «актах вандализма и мародерства, организованных провокаторами».

И уже 5 января Токаев обратился к государствам-членам Организации договора о коллективной безопасности — Армении, России, Беларуси, Таджикистане и Кыргызстане — с «просьбой оказать помощь Казахстану в преодолении этой террористической акции. Токаев поговорил с Путиным и Лукашенко.

На следующее утро первые белорусские и русские воинские части вошли в Казахстан. Согласно заявлению ОДКБ они должны помогать исключительно в охране объектов стратегического значения.

«Пока шансов у протестующих нет. Протест будет подавлен, но в то же время основания для новых протестов остаются. Ситуация не решена, наоборот — она еще больше завязывается, к этому еще добавляется внешняя интервенция, а это серьезное унижение для казахов», — отмечает директор Центра ближневосточных исследований.

Что будет дальше? Семиволос считает, что сейчас Токаеву вероятно удастся усилить свои позиции в Казахстане, хотя и в ряде регионов звучали призывы и к его отставке. Но насколько ему удастся стать лидером, который сможет объединить казахов, большой вопрос. Так же, отмечает он, пока рано делать выводы о реальном уходе от власти Назарбаева и его команды. Впрочем, политические перемены неизбежны.

Президент Казахстана Токаев в заявлении в Нур-Султане, Казахстан, 5 января 2022 года. Он заявил, что берет на себя руководство Совбеза, который возглавлял Назарбаев.

«Токаев полноценно отстранит от власти предшественников — об этом уже свидетельствует тотальная замена представителей силового блока. В то же время Токаев является и был несамостоятельным, он долгое время был вторым, и это диктует стиль его поведения. Он может поменять патрона — например, Назарбаева на Путина, но это плохая идея для него, она никуда не приведет, не создаст из него лидера в Казахстане», — отмечает эксперт.

«Будут ли какие-то политические изменения, если придет к власти новая политическая элита? Я думаю, что это маловероятно. Это достаточно длительный путь. Я думаю, несколько раз должна измениться политическая элита, тогда постепенно будет сформирован такой режим, который будет более эффективно реализовываться и представлять интересы общества. На этом пути, я думаю, сейчас все страны постсоветского пространства. И это довольно сложно сделать в частности из-за внутренних проблем, коррупции и т.д.», — объясняет Юрий Пойта.

Ситуацией в Казахстане могут воспользоваться Россия и Китай?

Россия, для которой Казахстан является одним из ближайших партнеров, сначала пыталась не комментировать события в Казахстане. Однако вечером 5 января телефонные консультации с Токаевым провели Владимир Путин и Александр Лукашенко, а на следующий день как раз военные части России и Беларуси первыми вошли в Казахстан с «миротворческой» миссией. Для России политическая дестабилизация — потенциальная возможность смены власти в Казахстане — имела неблагоприятный эффект: Кремлю было удобно и привычно договариваться с действующей верхушкой Казахстана.

«Казахстан является членом всех международных организаций при руководящем участии России — как экономических, так и военно-политических. Причем в некоторых организациях он участвует даже тогда, когда это ему невыгодно — например, в Евразийском экономическом союзе. В то же время, некоторые вещи, которые проводит Казахстан во внутренней и внешней политике, не нравятся российскому руководству. Если это внутренняя политика, это переход на латинский график казахского языка, увеличение статуса казахского языка в государственных институтах, увеличение количества казахскоязычных школ, пересмотр политики памяти о роли Советского Союза», — уточняет Юрий Пойт.

Но здесь тоже не все так просто. Российский аналитик, специалист из стран Центральной Азии Аркадий Дубнов замечает, что введение «миротворческих» российских войск в Казахстан для урегулирования ситуации может быть лишь «ширмой» для военного присутствия на территории страны, которую некоторые представители власти РФ считают «исконно русской территорией». И сложно предсказать, как казахи будут реагировать на этот факт.

Еще один важный для Казахстана сосед — Китай довольно осторожно высказался о протестах: мол, это исключительно внутренние дела Казахстана. В то же время отношения с КНР для Казахстана связаны с отношениями с Россией: последнее ужесточение связей азиатских соседей не нравится, поскольку «выбивает» Казахстан с оси ее влияния.

Демонстрант несет полицейский щит перед полицией во время протеста в Алматы, Казахстан, 5 января 2022 года.

Отношения Казахстана с Китаем можно охарактеризовать так: китаефильство в верхушке и китаефобия в низах. Политическая элита заинтересована в развитии отношений с Китаем для получения финансирования, технологий, кредитов для повышения своего статуса. Эти протесты, вероятно, неофициально поддерживаются со стороны России — это видно по заявлениям российских экспертов, по тональности российских СМИ», — добавляет Юрий Пойта.

Токаев, кстати, обращаясь к ОДКБ за помощью, назвал протесты в своей стране «результатом внешней агрессии». Чье вмешательство он имел в виду, не уточнил, однако украинские эксперты отмечают, что полностью исключать такую ​​потенциальную возможность не стоит. В то же время мера вряд ли такая «спецоперация» была бы выгодной.

«Сомневаюсь, что Запад имеет достаточно ресурсов и влияния в Казахстане для проведения подобной операции. Центральная Азия зажата между РФ и КНР, в то время как США и Европа имеют ограниченный доступ к региону. После фиаско в Афганистане в части западной политической элиты вполне могла сформироваться своеобразная «аллергия» «На центральноазиатскую проблематику. По моему мнению, если и искать виновных в кризисе за пределами Казахстана, то ими будут скорее геополитические оппоненты Запада — а именно Российская Федерация», — отмечает эксперт Национального института стратегических исследований Николай Замикула.

Какова позиция Украины?

Никаких официальных заявлений в поддержку протестующих или власти пока нет. Ключевым вопросом в МИД назвали безопасность украинцев, проживающих в Казахстане и имеющих трудности с возвращением на родину из-за отмены авиарейсов.

Ощутит ли еще как-то Украина последствия протестов в Казахстане? По всей вероятности: эксперты предупреждают о возможных проблемах с поставкой горючего из Казахстана и дальнейшего повышения цен на него. По данным Госстата, за январь-октябрь 2021 г. в украинском импорте из Казахстана энергоносители и топливо составляли 66%. Но есть и в определенной степени положительные тенденции, которые Украина могла бы использовать в свою пользу. Юлия Осмоловская, исполнительный директор института безопасности Восточной Европы, в эфире Украинского радио отметила: из-за того, что сейчас Россия вынуждена часть своих ресурсов направлять для «помощи» Казахстану, Украина на время может «выпасть» из фокуса ее внимания.

«Для России это создает действительно неудобную ситуацию, потому что она должна распылять свои ресурсы не только на ситуацию вокруг Украины и Беларуси, но уже и на достаточно далекое расстояние — до центральноазиатской страны. Там в свое время военный контингент был частично «обнажен», поскольку часть войска были перебазированы ближе к украинским границам, что делает конфигурацию сил для России неблагоприятной, и мы можем ожидать, что при условии организованного давления наших западных партнеров на РФ сейчас мы сможем использовать этот момент, более благоприятный, чем когда США вели переговоры с РФ. в условиях, когда она сосредоточена фактически только на Украине и контролирует уровень военного напряжения на наших границах», — отмечает эксперт.

Ситуация в Казахстане развивается быстро и все еще на многие вопросы дать четкий ответ пока сложно, например: что на самом деле изменят эти протесты в жизни казахов? Долгосрочными ли окажутся показные изменения, как уменьшение цен на газ и их государственное регулирование на ближайшие полгода и якобы отстранение от власти лидера нации Назарбаева? Но нет ли риска, что Токаев и оставшиеся у власти при содействии «миротворцев» ОДКБ смогут еще крепче «закрутить гайки», что впоследствии станет поводом для новой волны протестов.

Читайте также:

dneprnews.info

Оцените автора
Новостной портал Днепра
Добавить комментарий