Как в Украине изменятся цены на свет

С 1 июля Министерство энергетики планирует вновь ввести диверсификацию тарифа на электроэнергию. Как изменятся тарифы, как государство будет защищать социально незащищенные слои и как модернизировать энергетическую систему в эфире Украинского радио рассказал гендиректор Центра исследования энергетики, энергетический эксперт Александр Харченко.

Защитит ли такой шаг социально уязвимые слои населения?

Посмотрим на это с нескольких сторон. Во-первых, чтобы мы не делали и как бы мы не хотели в постсоветском социально защищенном пространстве все оставить по-старому — это сделать не удастся, энергетика этого уже не выдерживает. Если мы хотим двигаться в направлении к нормальным и цивилизованным практикам на рынке, то так или иначе мы будем идти к рыночным ценам. Сегодня украинцы не платят честную цену за электроэнергетику — это факт. С другой стороны, безусловно, есть большая часть людей, которые, как это определил пока министр, являются социально незащищенными, которые не зарабатывают европейские зарплаты, не имеют достаточно доходов. Это четкий индикатор, ведь, если человек имеет только холодильник и телевизор, то потребляет только до 100 кВт. Такие люди действительно нуждаются в защите.

Мне известно, что в Министерстве разработали план, по которому тариф для людей должен снизиться. И я считаю, что это может быть достаточно честным решением при условии, что другие граждане, которые получают европейскую заработную плату, которые потребляют по 300-500 кВт в месяц, но не знают о стоимости тарифов, сколько они действительно платят за месяц, будут платить честную цену. По моим подсчетам она составляет примерно 3 гривны 30 копеек — 3 гривны 40 копеек за кВт.

Если решение, которое готовит Министерство будет именно таким, когда 40% людей получают снижение тарифов, 30%, которые потребляют от 100 до 250 кВт, не получат повышения, а останутся в более или менее том же ценовом окне, а богатые начнут платить честную цену, по моему мнению, это будет наиболее правильным решением. С одной стороны, энергетика как отрасль получает определенные средства, которые позволят сказать о техническом переоснащении и переоборудование того, что мы использовали последние 30 лет, потому что за все это время мы ничего не вкладывали, чтобы модернизировать оборудование, поэтому оно уже начинает умирать. С другой стороны — люди, которые нуждаются в социальной защите, будут полностью защищены. Мне кажется, что это наиболее честная и правильная схема.

Состоится ли таким образом классификация украинцев?

Я надеюсь, что это по меньшей мере будет шагом в этом направлении. Ибо, если люди имеют деньги, чтобы приобрести за 80 000 долларов квартиру в новостройке, если они зарабатывают вполне приличные деньги и хотят получать качественный сервис, то надо понимать, что это стоит денег. Все в этом мире, в том числе электроэнергия, стоит денег. Ее производство и транспортировку обеспечивают десятки тысяч людей, работу которых тоже надо оплачивать. Люди раздражаются, когда электроэнергия исчезает и в течение часа ситуацию никто не может исправить, но на самом деле для этого иногда нужны десятки или даже сотни людей, которые будут искать, где случилась авария, как все починить. Много лет денег, которые шли на эти цели было недостаточно. Сегодня есть много проблем с нашим оборудованием, которые нам предстоит решать. Я считаю, что люди из социально незащищенных слоев должны получать электричество дешевле.

Каким должен быть тариф, чтобы решить проблему изношенности линий снабжения и обновления энергоблоков?

Здесь несколько аспектов. Если честно, то, по моему мнению, тариф должен быть рыночным. Люди, которые нуждаются в защите, должны быть защищены не только благодаря механизмам низких тарифов, но и путем адресной помощи. Но и методология, которую используют сегодня, когда есть предел потребления и по ней считаются, — это правильное направление.

Состояние дел в электроэнергетике действительно плохое. С 73 энергетических блоков, работающих на угле, шестьдесят семь в очень плохом состоянии. Когда к нам приезжают иностранные энергетики, то очень удивляются и спрашивают, почему у нас до сих пор работают музейные экземпляры. Это правда. Во многих странах Европы эти блоки могли бы пойти только в музей, больше некуда. В том числе из-за экологической составляющей, ведь они ужасно загрязняют воздух. В десятке самых грязных энергоблоков Европы сегодня 3 украинских, среди которых и тот, что оказался на первом месте.

Это плохая для нас ситуация, ведь Европа делает сейчас огромный акцент на том, чтобы не загрязнять воздух, чтобы изменить тренд в энергетике. Например, там вы уже не получите никакого кредита на модернизацию или строительство угольных электростанций. Ни один солидный европейский банк не будет финансировать даже обновления. Поэтому мы должны как можно быстрее понять, каким путем будем выводить угольные энергоблоки с эксплуатации, так восстанавливать их нет никакого смысла. Особенно в условиях того, что мы хотим интегрироваться в ЕС, отключиться от России и Беларуси, потому что другого пути нет.

Чем мы его замещаем: новыми атомными блоками, биомассой, газом. Нужно принять такое решение и двигаться по новому пути как можно скорее. Мы должны понимать, что Советский Союз закончился, все, что тогда построили в части угольной генерации уже умерло. По факту уже умерло, мы просто на трупах еще подпрыгиваем. Поэтому ситуация достаточно сложная.

Что делать зимой владельцам обогревателей и автономного электроотопления — вопрос остается открытым. Его энергетический эксперт Александр Харченко в эфире Украинского радио обсуждать не стал.

Источник: suspilne.media

Читайте также:

dneprnews.info

Оцените автора
Новостной портал Днепра
Добавить комментарий