Больница за две недели: как Казахстан решил проблему с койками для COVID-больных


Решение построить блочный модульный госпиталь для больных Covid-19 было принято Минздравом Казахстана в начале апреля 2020-го, когда, во-первых, стало понятно, что пандемии не избежать, и, во-вторых, когда появились видео из Китая с аналогичными блочными больницами.

«Нас привлекли к проектированию. Сразу заложили все те ноу-хау, которые необходимы для подобных инфекционных больниц — отрицательное давление, отдельные входы в каждую палату, централизованная подача кислорода к каждой кровати, — говорит «Вестям» директор многопрофильного медцентра Нур-Султана Мухтар Тулеутаев. — Само строительство заняло две недели: залили площадку-фундамент за городом, а дальше, как детский конструктор «Лего», поставили конструкции из бетонных плит».

Система больницы блочная: четыре корпуса-блока состоят из одно-, двух- и трехместных палат (каждый блок — 40 койко-мест), ординаторских с выходами как наружу, на улицу, так и внутрь галереи, что соединяет все корпуса. Плюс реанимация на 20 коек и отделение субинтенсивной терапии еще на 20 койко-мест.

В отличие от Украины, где койко-места оборудованы по старинке кислородными баллонами, казахские медики запроектировали прямую подачу посредством кислородной станции. «У нас прямая подача кислорода. Изначально поставили одну емкость с кислородом на три тонны и подвели кислород не ко всем койкам. Но в июне-июле стало поступать такое количество пациентов, что кислорода стало не хватать. Тогда стало ясно, что в респираторной поддержке нуждаются все больные без исключения, и решили доставить еще одну емкость на три тонны», — рассказывает «Вестям» руководитель больницы Татьяна Сычоева.

Учреждение изначально решено было расположить подальше от городских кварталов, де-факто в степи: так меньше контактов между случайными прохожими и медперсоналом, а также отходами. Которые, надо отдать должное, утилизируются высокотехнологичным способом — посредством автоклавирования и последующего измельчения в шредере (по аналогии с тем, как режут бумажные отходы в офисах).

«Медотходы класса Б (шприцы, системы, ватные тампоны и т. п. — все, что контактирует с больными) доставляются в автоклав, там они сортируются, автоклавируются, затем пропускаются через шредер, перемалываются, запаиваются в пленку и превращаются в обычные медотходы класса А — безопасные и обеззараженные. Это исключает человеческий фактор: даже если их кто-то найдет и откроет, они не представляют опасности для окружающих», — рассказывает Сычоева.

Журналисту «Вестей» разрешили находиться только на «зеленой», или чистой территории — в административном корпусе и внутри периметра. По словам сотрудников больницы, учреждение оборудовано по последнему слову техники. В отделении интенсивной терапии находятся аппараты ИВЛ, аппараты мониторинга за состоянием больного, возможно подключение аппаратов ЭКМО, системы искусственной почки. Есть и томограф, и стационарный рентген-аппарат, и аппараты для эхокардиографии — некоторые пациенты имеют слабое сердце, что исключает интенсивную терапию.

«Стоимость постройки больницы, а также всего оборудования, что находится внутри нее и снаружи, составила 5,6 млрд тенге (порядка $13 млн. — Авт.), при этом основные траты взяла на себя компания-застройщик, — пояснил нам Мухтар Тулеутаев. — Сейчас по всей стране построено 15 таких больниц, одна в Алматы — на 280 коек, в Шимкенте и других регионах, как и тут, на 200 койко-мест».

Штат больницы составляет около 430–440 человек, примерно треть из них — врачи, остальные — медицинский и обслуживающий персонал. За опасные условия труда они получают доплату, по казахским меркам, весьма неплохую: первая категория (врачи и персонал, который трудится внутри «красной» карантинной зоны) получает 850 тыс. тенге, или около $2 тыс. Вторая категория, работающая в стационаре, но не имеющая контакта с больными, получает половину от этой суммы — 425 тыс. тенге. Третья категория — сотрудники лабораторий, врачи и водители экипажей скорой помощи — 212 тыс. тенге.

«Нашей главной задачей было не допустить заболевания врачей. Но они все равно болеют, и много… Не помогают даже админнаказания за несоблюдение мер предосторожности. У нас висят камеры видеонаблюдения: то в «грязную» зону без очков заходят, то перчатки плохо надевают, — жалуется Сычоева. — Да и нельзя, чтобы сотрудники слишком долго работали с коронавирусом: слишком высок риск инфицирования даже при полном соблюдении всех мер — организм все равно получает мощную вирусную нагрузку».

Учитывая, что стоимость строительства одной инфекционной больницы составляет около $13 млн, а правительство Дениса Шмыгаля потратило из коронавирусного фонда на строительство и ремонт дорог в общей сложности 16,3 млрд грн (при пересчете по нынешнему курсу получается $578,5 млн), если бы «Большую стройку» президента перенесли всего на год, государство могло бы построить почти 45 таких больниц. Фактически тем самым покрыв сетью антикоронавирусных учреждений всю страну, закрыв потребность в дефицитных койко-местах.

Источник: antikor.com.ua
DneprNews.info

Оцените автора
Новостной портал Днепра
Добавить комментарий