Новости мира

Главы МИД нормандской четверки договорились по трем вопросам

Главы МИД после встречи в Берлине выразили надежду на подписание соглашения об отводе от линии разграничения вооружений калибром менее 100 мм.
Стороны пришли к соглашению по трем направлениям. Об этом говорится в заявлении МИД Германии, передает liga.net.

В части безопасности, согласно сообщению, сказано следующее: ‘Мы вместе подтверждаем, что последние две недели режима прекращения огня должны в дальнейшем укрепляться и защищаться. Мы добиваемся этого через нашу приверженность к соглашению о выводе вооружений из зоны конфликта. Соглашение между Киевом и Москвой при посредничестве ОБСЕ близится к завершению’.
‘Таким образом, мы информируем рабочую группу Контактной трехсторонней группы, что соглашение об отводе легкого вооружения и бронетехники должно быть разработано и внедрено, как можно скорее. Относительно соглашения следует договориться уже на следующем заседании рабочей группы’, — сказано в сообщении.
‘Кроме того, было решено, что в ближайшее время можно начинать процесс разминирования. Мы требуем также дальнейшего беспрепятственного доступа для ОБСЕ во все районы зоны конфликта’, — говорится в заявлении.
В части политического процесса, согласно сообщению, сказано следующее: ‘Мы достигли определенного прогресса в большинстве вопросов политического процесса, которые являются ключом к реализации минских соглашений. Условия и сроки проведения местных выборов будут составлены в рабочей группе по вопросам политики Контактной трехсторонней группы. Они опираются на предложения координатора соответствующей рабочей группы, Пьера Мореля, и минские соглашения’.
‘Все остальные спорные и трудные вопросы об избирательном процессе, статусе и вопросах относительно конституционной реформы, должны теперь быть быстро рассмотрены в рабочей группе по вопросам политики Контактной группы. Предложения для этого на столе и на наш взгляд, они являются хорошей основой для будущих решений’, — говорится в сообщении.
В части гуманитарных и экономических вопросов, согласно сообщению, сказано следующее: ‘Сейчас мы должны думать о предстоящей зиме. Мы не хотим испытать снова повторение гуманитарного кризиса прошлой зимы. Поэтому было достигнуто общее согласие, что конкретные дальнейшие шаги не только полезны, но и срочно необходимы. Мы гарантируем, что гуманитарные агентства получают беспрепятственный доступ к людей в зонах конфликтов’.
‘Оставшееся время должно быть использовано для быстрого воплощения предлагаемых нами экономических проектов и проектов восстановления инфраструктуры. Особенно много предстоит сделать в вопросах водоснабжения. Это должно решаться нашим совместным желанием’, — говорится в заявлении.
‘Факт остается фактом, что минский процесс зависит от политической воли конфликтующих сторон, которые в феврале достигли договоренностей. Наша сегодняшняя встреча и анонсированная встреча глав государств в октябре в Париже показывает — при всех сложностях — что такая политическая воля есть’, — сказано по итогам встречи.

Это решение демонстрирует, что в разрешении конфликта на Донбассе намечается некий новый поворот, требующий совместных гарантий. Если бы речь шла исключительно о ритуале, руководители стран четверки могли бы ограничиться ритуальной встречей на полях юбилейной Генеральной Ассамблеи ООН в Нью-Йорке во второй половине сентября. Собственно, именно такой формат и предусматривался после недавней встречи Ангелы Меркель, Франсуа Олланда и Петра Порошенко. Судя по комментариям участников этой встречи, они не ожидали от Владимира Путина даже намека на конструктивный подход. Собственно, сам факт трехсторонней встречи указывал на отсутствие этого подхода. После нее Ангела Меркель обещала всего лишь ознакомить Владимира Путина с ее итогами — хотя какие могут быть реальные итоги, когда тот, от кого зависит прекращение войны, во встрече не участвует?
Однако с тех пор произошел целый ряд событий, свидетельствующих о том, что Россия если не ищет выход из тупика в Донбассе, то пытается имитировать этот выход. Среди этих событий был и трехсторонний телефонный разговор Олланда, Меркель и Путина 29 августа. Именно этот разговор мог послужить отправной точкой для подготовки новой встречи глав государств, так как главным требованием западных участников беседы было прекращение огня в Донбассе. То, что диалог был именно трехсторонним, должно было продемонстрировать, что на Западе прекрасно понимают, кто именно стреляет и дестабилизирует ситуацию в регионе. И после телефонного разговора интенсивность огня со стороны российских войск и их наемников действительно резко снизилась, а президент Франции заговорил даже о возможности отмены санкций против России в случае исполнения ею минских соглашений. Олланд — весьма осторожный человек и он не стал бы показывать Путину эту морковку — даже издалека — если бы не ощущал, что кремлевский упрямец действительно близок к отступлению и нуждается в поощрении цивилизованного мира.
У Путина действительно очень сложная ситуация — пожалуй, самая сложная с момента передачи ему власти Ельциным. Экономика страны достаточно быстро скатывается к пропасти — и уже советники Путина говорят о фактическом отсутствии в стране золотовалютных резервов для поддержания курса национальной валюты. До прекращения государством своих социальных обязательств осталось не так уж много времени, а в Кремле хорошо помнят, что происходит с россиянами, когда бравурные телевизионные истерики не сопровождаются выплатой привычной пайки — пенсий и бюджетных зарплат. При этом на этот раз в условиях экономического краха денег на выплату не подтверждаемых трудом доходов не будет и у так называемых российских частных компаний — а это означает, что Россия вновь окажется в привычной мгле бунта и дестабилизации. И Путин может хотеть если не избежать этого — потому что на случай бунта у него есть рецепт его подавления и установления настоящей репрессивной диктатуры — то хотя бы оттянуть крах. А для этого ему действительно необходимо если не добиться отмены санкций, то избежать введения новых и пророссийскому лобби в западном мире основания для требований о возобновления полноценного сотрудничества с Кремлем — собственно, это как раз то, что сделал сегодня Николя Саркози.
Роль Шуры Балаганова — не та роль, на которую претендует наш кремлевский Киса Воробьянинов. В этой постановке Киса хочет быть Остапом Бендером Еще одной серьезной проблемой для Путина становится Ближний Восток. И вопрос тут не в стремлении российского президента продемонстрировать западному миру свою полезность в противостоянии с Исламским государством — тут как раз комментаторы заблуждаются, Путин менее всего склонен к таким демонстрациям. Но для него важна другая — чисто пацанская этика. В отличие от Мубарака или Каддафи, давно уже наладивших успешное сотрудничество с Западом и отвернувшихся от Кремля — режим Асада до последнего был верен модели 70-х годов прошлого века — почти идеологической модели взаимопонимания двух тоталитарных режимов. И для Путина быть просто свидетелем крушения режима своего последнего ближневосточного союзника — от рук светской оппозиции или Исламского государства — означает продемонстрировать всему миру, что на Кремль больше надеяться нечего и максимум, на что способны в Москве — так это на кражу кошелька в симферопольском троллейбусе или донецком автобусе. А роль Шуры Балаганова — не та роль, на которую претендует наш кремлевский Киса Воробьянинов. В этой постановке Киса хочет быть Остапом Бендером.
Но ресурсы кремлевского авантюриста действительно ограничены. Для задействования войск в Сирии Путину необходимо успокоение на Донбассе. Другой вопрос — успокоение какого рода? На какие уступки готов пойти российский президент, хочет ли он действительно избавиться от оккупированных территорий и смириться с их интеграцией в Украину — ведь понятно, что в случае вывода войск и окончательного бегства моторол всех мастей народные республики растают как дым — или же Путин попытается заморозить конфликт, предложив исполнять Минск-2 до бесконечности? И согласятся ли с этим западные партнеры, для которых бесконечность и отмена санкций — не синонимы, а вот урегулирование и отмена санкций — как раз близкие понятия?
Думаю, Путин и сам об этом еще не знает. Тем более, что события развиваются стремительно и к моменту его встречи с Олландом, Меркель и Порошенко будет наблюдаться совсем другая диспозиция, чем сегодня. На поведение российского президента на новой встрече будут влиять цена на нефть, количество оставшихся в казне средств и развитие ситуации на Ближнем Востоке.
Да, и еще развитие внутриполитической ситуации в Украине — для дестабилизации этой ситуации сейчас будут брошены все резервы. Я не исключаю, что до второго октября Путин не будет стрелять. Но будет, как говорится, раскачивать лодку — потому что ему важно, чтобы на встречу в Париже Порошенко прибыл без ощущения перспективы и готовый к новым уступкам. В этом и состоит тактика — в ситуации, когда на уступки должна пойти Россия, заставить пойти на них Украину. И на это сейчас будут работать все, кого можно задействовать — от самых антиукраинских шовинистов до самых патриотичных патриотов.

DneprNews.info

Комментировать

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

НА ВЕРХ