Человеку нужен дом. Рождественская история с грустным пока концом

Человеку нужен дом. Рождественская история с грустным пока концомВ миллионном Днепропетровске — всего один приют для бездомных, и ютится он в приспособленном помещении. Вокруг нормального приюта, для которого ремонтируется бывший детский сад в Ленинском районе, кипят нешуточные политические страсти.
Последнее прибежище?
– С 2006 года прописка законодательно отменена, и можно проводить регистрацию бездомных по месту преимущественного пребывания, — пояснил директор приюта Вадим Комаров. – Для бомжей без документов наш приют – единственное спасение и шанс вернуться в нормальную жизнь. Всем, кто к нам обращается, мы стараемся помочь восстановить документы.
Действующий приют для бездомных на улице Свердлова рассчитан всего на 20 мест. Хотя зимой, спасаясь от морозов, туда приходит намного больше бездомных.
– Сейчас у нас тут люди спят даже на полу, на стульях, — рассказывает замдиректора приюта Людмила Матьянова. – Зима пришла, они на улице обмораживают руки, ноги, поэтому принимаем всех. А что делать? Много приходит и транзитных. Просят поесть хоть что-нибудь, мы для них держим запас булок. Люди приходят и просто падают в обморок от голода.
Вечером праздничного дня, когда католики отмечали Рождество, в приюте собралось 28 человек — в основном постоянные жители. Некоторые живут тут полгода, другие — и по два-три. Практически все они работают, в основном подсобными рабочими. В приют сходятся к вечеру, часов в шесть-семь.
– Я только пришел с работы – сегодня ворота красил, — рассказал Максим. – Здесь живу потому, что с домом проблему никак не могу решить, не могу вступить в права наследства. Тянется эта история еще с 2006 года. Я за это время и у корейцев успел пожить, в поле работал и много где еще был.
67-летней Марии Григорьевне тоже некуда идти. Приют для нее единственное спасение.
– Меня родственники выгнали из дома, внучка, — рассказывает она. – Я обращалась везде, сейчас идет судебное разбирательство, в приюте есть люди, которые помогают мне в суде. До того как попасть сюда, я жила, стыдно сказать, на вокзале, меня оттуда выгнали, я пошла на автовокзал, оттуда тоже выгнали.
– А внучка знает, где вы сейчас находитесь?
– Нет, и это хорошо, так хоть спокойно, — отвечает Мария Григорьевна.
Многие попадают в приют после отбывания срока заключения. Например Сергей освободился в октябре, и уже в лагере ему дали направление на Свердлова. Он инвалид, ходит с палочкой, привык к приюту, здесь ему помогают оформить документы.
Порядок здесь прост: каждого, кто приходит, проверяет фельдшер. Если болен, дают направление в расположенную через дорогу больницу «Скорой помощи». После медосмотра — душ и дезинфекция одежды, потом ужин и сон. Выйти из приюта, чтобы купить алкоголь, нельзя, двери закрыты. Одеждой и кое-какой едой помогает общество Красного Креста.
– Утром делаем только кипяток, чтобы люди могли чаю попить, — объясняет Людмила Матьянова. – Они же работают, деньги, чтобы купить себе обед, у них есть, а вечером кормим ужином: даем суп, кашу с тушенкой, салаты.

Милосердие

Сам по себе приют – не просто ночлежка. Он приучает бездомных жить в социуме и помогает им с документами, чтобы те, кто еще хочет изменить свою жизнь, имели условия для старта.
— Есть такие, кто от нормальной жизни отвык полностью, — рассказывает Вадим Комаров. — Они к нам приходят поесть и переспать, от помощи в оформлении документов отказываются. Но большинство понимают, что надо как-то устраиваться, что-то делать, искать работу, оформлять пенсию.
Здесь каждая судьба – целый роман с фабулой и интригой. Бывает, человек пробует начать жизнь сначала, а не получается, он срывается.
– Тот же Максим, который у нас постоянно живет, недавно выпил, повздорил здесь, — рассказывает Людмила Матьянова, — я его, естественно, отчислила. Он две недели жил на улице. Потом попросился обратно, мы собрали весь коллектив, проголосовали. Люди выступили за то, чтобы его вернуть. После этого ни разу не пил.
Бывают случаи, когда через приют бомжи стараются попасть на зимовку в больницу.
– Был например такой случай: парень говорит мне свои данные, я проверяю через паспортный стол — нет такого. И так несколько раз, — рассказал Вадим Комаров. – А он в это время в медсанчасти лежит. Оказалось, ему понравилось, вот он и давал неправильные данные, чтобы подольше полежать.
Главный вопрос — в том, что одного крохотного приюта на весь город катастрофически не хватает. Давно уже планируется открыть второй – на улице Алмазной (в самом конце проспекта Петровского). Там есть брошенное здание бывшего ведомственного детского сада 50-х годов постройки, которое по санитарным нормам садиком уже быть не может. Город начал реконструировать здание под приют еще в 2006 году. Сейчас нужно предусмотреть в бюджете чуть больше миллиона, и приют можно пустить в эксплуатацию.
Живущие рядом в частном секторе люди, когда говоришь с ними поодиночке, против приюта не возражают. Жалеют даже бродячих собак, чего же не пожалеть бродячих людей? Но кто-то разогревает людские страсти и умело организует коллективный протест. Сейчас жители поселка Крупской обратились в «Горожанин» с коллективной просьбой не открывать приют, а открыть детский сад. Оказывается, перед выборами кандидат в депутаты пообещал им, что приюта здесь не будет. Кандидат стал депутатом горсовета.
– Мы все за него проголосовали, — пишут жители. – А недавно в одной из газет увидели заметку, что приют все же будет открыт. Так кому верить?
DneprNews.info,
Источник — Горожанин
ФОТО — http://davydov.blogspot.com/

Главный редактор новостного портала DneprNews.info

Оцените автора
Новостной портал Днепра
Добавить комментарий